August 15th, 2008

Manderlay


Что-то нравится мне Ларс фон Триер....нравится. Долго оставалась под впечатлением от Догвилля, тут вот Мандерлей подвернулся. Думаю еще как-нибудь осилить Линча - Внутренняя империя свела меня с ума, на очереди Человек-слон. 
Итак, Мандерлей. Ассоциировался он у меня только с Хэмингуэем. И с Робби Уильямсом)))

- Он все еще считал, что любую женщину можно успокить старым добрым букетом гвоздик.
Вот так считал!

Мне нравится манера съемки -не очень четкая, наверное, без штатива (или как там это дело все называется)...все эти довольно условные декорации...иллюзии....

И тема СВОБОДЫ. Свобода. Так ли она нам нужна? Я против антиутопий, Big Brother is watching you и прочего, но многие просто не умеют, не смогут распоряжаться свободой. 

Другой вопрос - рабы. Конечно, когда ты им скажешь - все, рабство, блин отменили, идите на все четыре стороны...Они не знают что длать, и сделают себе еще хуже...но когда этот процесс проходит постепенно - то и результат налицо.

Про черных можно посмотреть фильмец Боулинг для Колумбины. Пусть тематика там совсем другая, но мультиком очень наглядно показана история...

Сидишь, смотришь...и радуешься, что у нас нет такой проблемы. 

Плантация в Алабаме...Sweet Home Alabama...подумалось - а не в Алабаме ли происходило действие Forrest Gump??? ААА????

  • Current Music
    Dusty Springsfield - Spooky
  • Tags

Матрёнин Двор

Безумно понравилось! Безумно! Читается на одном дыхании, замечательнй язык, великолепные слова, подбор оборотов, местечковые слова...прослезилась, подобрела и посветлела. 

Вот несколько выдержек:
И не  столам конторским кланяясь,  а лесным  кустам,  да наломавши спину ношей, в избу  возвращалась Матрена уже просветленная, всем довольная, со своей доброй улыбкой

Только грехов у нее было меньше, чем у ее колченогой кошки. Та -- мышей душила...

У  тех людей  всегда лица хороши, кто в ладах с совестью своей.

И, наконец:

Все мы  жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник,без которого, по пословице, не стоит село.

     Ни город.

     Ни вся земля наша.