May 1st, 2009

Kosheen



Вот они классные какие! Особенно этот альбом - Resist. Остальное- буээ...поппопопопопоп...

А РЕЗИСТ..мм! Лучший альбом в мире! Только вот почему-то в своих хранилищаъ могу найти только второй альбом...который уже не такой любимый..и даже практически вообще не любимый мною...))

Наверное, это первая группа...которая была для меня НЕ КАК ВСЕ. То есть первая группа, которая не поп.

И теперь интересный вопрос. Как я о них узнала. Интересный ответ- так же, как и о Sigur Ros. То есть, прочитав рецензию...не помню, что заинтриговало меня в рецензии к альбому Сигур Рос- скорее всего, голые попы на обложке, а в рецензии на Кошин однозначно был определенный настрой, атмосфера...и ключевая фраза- СЕКСУАЛЬНО- ИНФЕРНАЛЬНАЯ ХРИПОТЦА. Заворожило.

Я не думаю, что этот эпитет описывает в какой-то мере голос солистки, он нифига не описывает- потому что голос у нее другой...но именно эта фраза запомнилась, полюбилась, влюбилась...

Слушайте!

Moleskine, Мечта идиота




Молескин. Мечта идиота. Я хочу их записную книжку. Нет, я не буду в ней писать! Слишком жирно будет! Хочу держать ее в руках, трогать, мечтать о красивом почерке, о том, что умею рисовать, что у меня есть хорошие, такие полужирные или жирныекарандаши, которые не царапают бумагу, а гладят, ласкают ее...

Первоначально молескин — это плотная прочная хлопчатобумажная ткань, обычно окрашенная в тёмные цвета. Из молескина шьют спецодежду, рабочие и спорт. костюмы, обувь и т.п.

Сегодня молескином называют блокнот с черным из промасленной ткани переплетом и характерной резинкой-закладкой.

..эх!
Научите меня рисовать!

 

Сесилия Ахерн



Хрен знает кто такая. Вроде знаменитая. О ней совершенно (как всегда!) узнала от одной девочки, которая просто в восторге от книг оной дамы.

И тут...сижу такая, уже пятый час в книжном...набрала книженций,читаю...и бац- по канлу этого книжного пишут - через полчаса начнется афтограф-сессия с С. Ахерн...ну...прихвативши ее книжечку (а даже в самых дурацких планах читать я ее не собиралась) - к стыду своем - на русском (я ведь жадная- а в оригинале книга была на 300 рублей дороже. Это уж слишком!).

Простояла в очереди читающих-ее девушек, получила (не)долгожданный автограф, послушала ее болтовню (мне ее жаль - наверное, жутко скучно постоянно улыбаться и отвечать на одни и те же вопросы- с другой стороны-  это ее хлеб, это ее деньги, это ее работа)...

И добавить к этому- автограф -сессия. Я была человеком семидесятым, кто приперся за ее закорючкой (закорючка состояла в написании To Ivan Ivnov (signature)) - и за мной было еще человек 100...и кажждому она улыбалась и что-нибудь говорила приятно. Это было мило.

Но пока я ее не читаю. Пока у меня дорогой Иля Ильф.
Молодец. Надо его цитировать

ЗЫ. Дело происходило в Библио Глобусе, что на Лубянке.

Кадриль

В китайском заведении, где едят. Рестораном не назовешь - не ресторан, фаст-фуд - тоже не то. Кафе- не тот колорит.

За столиком рядом со мной сидела блондинка- такая, классическая - или не очень -не очень высокая, сторойная, в костюме красном...ну не знаю - может, таких называют ЭФФеКТНЫМИ.

Из-за стойки - то есть, с того места, где работают официанты на эту блондинку очень долго смотрел товаищ- такой, солидный, в пиджаке, ну смотрел и смотрел - не на меня же) я в это время притворялась, что читаю книгу) как всегда.

Минут через десять к этой блондинке подошла официантка. И сказала, что девушка эта очень понравилась хозяину этого заведения. И поэтому он ...(не расслышала))). Еще через пару минут эта же официантка подошла и попросила девушку написать для хозяина свой номер телефона.
Девушка написала.
Он ей позвонил.
И они начали разговарить.
Поговорили.
Девушка тут же перезвонила своей подруге и перессказала весь разговор.
Я собралась и ушла.

Конечно, понимаю, что ко мне так никто не подкатил бы (повода не дам, скажем так))), но если б подобная окказия и случилась бы, я б подавилась и поскорее убежала куда-нибудь))

Врубель

     
Не, на самом-то деле я пытаюсь готовиться к философии) ИБД- обложилась бумажками, с серьезным, как всегда, видом, перекладываю их...пытаюсь понять какие-то дурацкие слова (любовь к словам куда-то испаряется под философопрессиногом).

Поэтому. Врубель!
Конечно, логичнее рассказывать сначала про Третьяковку, а потом уже делать всякие там логичные и не очень переходы на все, что связано с ней. Но. Я в своем репертуаре.
Короче, к Врубелю относилась всегда более чем спокойно. Знала исключительно его Демонов. И все. С меня вполне хватало.

И тут - приехали! Он ТАКОЙ!
Первые ассоциации - А. Муха. А Муха - модерн. Поэтому и ассоциации. Вообще ассоциации - очень интересная штука. Они у всех разные. К разным словам. Сегодня уже было проверено кое-на-ком) Да?

Узнала вот, что Врубель постоянно заставлял жену носить жутко неудобные, но невероятно красивые платья, изготовлявшихся по его эскизам...и она носила!


Узелок на память. Демон поверженный. История создания.

В декабре 1901 картина была закончена и сфотографирована, вероятно, для каталога будущей выставки, для которой она предназначалась. Вопреки мнению жены художник в какой-то момент был доволен своим произведением, иначе он не позволил бы делать снимок. Но вскоре он опять стал переписывать свое полотно, изменял облик Демона и колорит картины, не прекращая работы даже на выставках в Москве и особенно в Петербурге, где картина была в феврале — марте 1902 года. Александр Бенуа, очевидец последней лихорадочной работы Врубеля в Петербурге, рассказывал об этом в следующем 1903 году, когда художник находился уже в психиатрической больнице: «Каждое утро, до 12-ти, публика могла видеть, как Врубель „дописывал" свою картину. В этой последней борьбе (2 месяца спустя художник уже находился в лечебнице) было что-то ужасное и чудовищное. Каждый день мы находили новые и новые изменения. Лицо Демона одно время становилось все страшнее и страшнее, мучительнее и мучительнее; его поза, его сложение имели в себе что-то пыточно-вывернутое, что-то до последней степени странное и болезненное, общий колорит наоборот становится все более и более фееричным, блестящим. Целый фейерверк звенящих павлиньих красок рассыпался по крыльям Демона, горы позади зажглись странным торжественным заревом, голова и грудь Демона украсились самоцветными камнями и царственным золотом. В этом виде картина была и безобразна и безумно прельстительна. Но или художник сам испугался ее, или модель коварно переменила лик свой, спутав воображение мастера и натолкнув его на совершенно иное. Произошел переворот и с тех пор картина стала тускнеть, чернеть, поза стала естественнее, голова красивее, как-то благоразумнее, а демоническая прелесть почти совершенно исчезла. Врубель и совершенно изменил бы картину, если бы его не умолили товарищи, хоть на выставке, не касаться своего произведения».
это не вся история...=)
почему он начал её переписывать???
он был очень доволен работой...только вот, когда предложил её Третьяковской галерее и на "Поверженного" пришли смотреть, выяснилось (к ужасу всех смотрящих) - Врубель использовал краски на основе серебра - сияние картины было сказочным, каким-то неземным!!!!
но
все прекрасно понимали (кроме М.А. вероятно), что сияние продлится ровно до той поры, пока серебро не начнёт темнеть от времени. И тогда всё разом почернеет и восстановить это уже будет невозможно...

вот тут вся эта морока да ужас и начались =((((((