December 31st, 2017

(no subject)



Начинает возникать традиция - каждый год покупаем календари.
(Тут я сначала задалась вопросом - а традиция ли это? Покупать туалетную бумагу, например, не традиция. Но все регулярно покупают. Здесь, видимо, событие отличается ритуальностью и какими-нибудь другими частными характеристиками.)
В 2106 году я под впечатлением от Аси Ванякиной купила ее календарь. Сейчас много подобных, с двумя отличительными характеристиками - календари классные и очень дорогие (600-1000 рублей). В прошлом году купила дешевый календарь в Ленте - с петухами. Год петуха же!
В этом году был спонтанный заказ на лабиринте (надо было срочно пристроить 350 подарочных рублей) и выбрала календарь издательства Малыш со стихами и песенками Маршака. Очень довольна. ПОловину стихов мы знаем, половину иллюстраций видели (не могу понять свое отношение к тому, что каждый месяц - разные иллюстрации, но все - очень неплохие, примерно половина из них классические)

Collapse )

Июнь

На острове Ифалук есть порядка тридцати эмоций, которых не знают обычные люди: например, фаго, смесь нежности и жалости, или кхер — радость, смешанная с яростью; и вот специфические, нигде больше не бывающие эмоции есть, наверное, везде, — скажем, горькая американская радость, описанная у Дос Пассоса и всех остальных, проистекающая от того, что карьеру ты сделал, а душу потерял.

"...всякий моральный выбор непременно превращает тебя в подлеца."

"...ерунда сама пройдёт, а прочее неизлечимо."

Война была замечательным способом маскировать пороки под добродетели. Война отмывала, переводила в разряд подвига что угодно — и глупость, и подлость, и кровожадность; на войне нужно было всё, что в мирной жизни не имеет смысла. И потому все они, ничего не умеющие, страстно мечтали о войне — истинной катастрофе для тех, кто знал и любил своё дело. Но у этих-то, у неумеющих, никакого дела не было, они делали чужое, и потому в них копилась злоба, а единственным выходом для злобы была война.

Как говорил мой дедушка, замечательный, между прочим, историк римского права, когда его обсчитывали по мелочи, — спасибо, Господи, что взял деньгами.