June 24th, 2020

"Петровы в гриппе и вокруг него"



Это про эффект Баадера-Майнхоф. Услышал когда-то где-то, махнул рукой. А потом там мелькнуло, тут мелькнуло, кто-то добил, где-то комар прожужжал. И все. Отклыдваешь все свои книги и начинаешь Петровых. Ну а как еще?

Первую часть думаешm - wtf?

а потом - ооо, Екатеринбург, знакомые места, названия. Это не твой Екатеринбург, который всегда ожидаем, планируем. Это такой обычный город, где живут, где пробки, где обыденность.

И приметы времени - фильмы, музыка, пол в ДК как колбаса с жиринками. Шапка на резинке. Все узнаваемо.

И приметы быта - совершенно обыденные, обычные и вроде как скучные для того, чтобы их упоминать. Ну зачем? А для того, чтобы узнать себя и улыбнуться. чтобы вспомнить подъезд с банкой для окурков. Чтобы вспомнить табличку "Дом образцового быта". Это все было. На нашем веку, в нашей памяти это все есть.

И ты читаешь - и впадаешь в анабиоз. И думаешь - ох, тоже грипп начинается, что ли? И думаешь в связи с этим про магический реализм, но можно ли повествовавние, его образ причислить к магическому? Не хочу.

И читаешь - а фантасмагория какая-то. И думаешь - а что, может, не слишком уж и гон. У меня подруга, например, правильная-хорошая как-то сказала, что у нее есть тайное желание взять кирпич и разбить витрину магазина какого-нибудь. Конечно, она этого делать не будет. Но желание есть.

Все мы немного Петровы. 

Ф.Г.Лорка

НЕМОЙ МАЛЬЧИК ("Песни", 1921-1924)

Мальчик искал свой голос,
спрятанный принцем-кузнечиком.
Мальчик искал свой голос
в росных цветочных венчиках.

- Сделал бы я из голоса
колечко необычайное,
мог бы я в это колечко
спрятать свое молчание.

Мальчик искал свой голос
в росных цветочных венчиках,
а голос звенел вдалеке,
одевшись зеленым кузнечиком.

(Перевод М. Самаева)

Стихов давно не было. Но вдруг срочно понадобился Лорка. Бросить все дела и читать Лорку.